Россия - это страна рабов, обожающих и защищающих своё рабство, плети, цепи и своих рабовладельцев.

Как фальсифицировали выборы (откровения членов УИК)

Почему-то самый большой интерес вызывает у протестного обывателя вопрос как фальсифицировали выборы. Они категорически не желают задумываться о том, можно ли вообще процесс голосования называть выборами. У них не было никаких сомнений относительно того, стоит ли играть с привокзальным каталой в наперстки. Зато теперь они готовы неделями смаковать подробности того, как их в очередной раз поимели.

Ждите вал расследований, анализ цифр от математиков с красивыми графиками, демонстрирующими какие-то аномальные пики и отклонения. В душе не чаю, какой во всем этом практический интерес.

Ценность подобного рода исследований абсолютно нулевая. Достаточно понять, что перед вами шулер, и не садиться с ним за карточный стол. Но анализировать его трюки, радостно разоблачать их и снова с еще большим энтузиазмом играть с ним, надеясь, что в этот-то раз он точно не посмеет шельмовать – ну это пипец, как тупо.

В 100-500-й раз объясняю, чем выборы президента в какой-нибудь Франции отличаются от выборов Путина. В первом случае выборы проводятся для того, чтобы сменить рулевого. Во-втором – чтобы рулевой не менялся. Результаты выборов не имеют ни малейшего значения, весь смысл именно в ритуале голосования, через который происходит подзарядка легитимности бессменного фюрера. Легитимация происходит через УЧАСТИЕ в процедуре, а вовсе не через подсчет голосов. Всякий кто пришел на участок для голосования – самим фактом явки выражает поддержку вождю, даже если он смело нарисует в бюллетене детородный орган.

Фальсифицируют ли результаты? Конечно, фальсифицируют. Победил бы Пыня без фальсификаций? Бесспорно! Согласно независимому экзитполу от ExtremeScan 55% опрошенных проголосовали на карлика Кхе-кхе. С учетом респондентов, отказавшихся отвечать, модельный пересчет дает несменяшке 76% голосов. Вопрос «Зачем в этом случае фальсифицировать?» - тупой. Фальсификации носят столь же ритуальный характер, как и участие в процедуре холопов, изъявляющих таким образом лояльность пахану. Ритуал фальсификаций уже не для быдла, а для бюрократии – она таким образом демонстрируют преданность хозяину. Ну как, блин, это можно не понимать и всякий раз удивляться, словно девственница беременности?

Заглянул в свое резюме – там перечислены 54 избирательные кампании, в которых я принимал участие в том или ином качестве. Иногда приходилось взаимодействовать и с членами избирательных комиссий. Двое из них вчера по собственной инициативе поделились откровениями, как это было у них.

ПРИМЕР 1. Село в Новосибирской области. Количество избирателей – 200+. Результаты: явка – 100%, голоса за Пыню – 92%. Ниже – монолог, сформированный из переписки с председателем УИКа:

Раньше главная проблема заключалась в том, что выборы проходят в воскресенье, а воскресенью предшествует суббота, в которую половина избирателей нажирается вхлам и в день исполнения гражданского долга находится в нетранспортабельном и невменяемом состоянии. Поэтому в 2018 г. явку дотянули лишь до 84%.

Наш электорат делится четко на три примерно равные части:
1. Работники частного агрохолдинга.

2. Бюджетники (служащие администрации, школы, медпункта, коммунальщики и сотрудники ОП полиции)
3. Пенсионеры.

Всю прописанную в селе учащуюся молодежь мы загодя отминусовали из списков избирателей, оформив им открепительные. Это теперь не наша проблема – пусть голосуют по месту пребывания/учебы, с нас спроса за них нет.

С работниками агрохолдинга не церемонились – в пятницу всех в обеденный перерыв посадили на два автобуса, предоставленных районной администрацией, и организованно подвезли на участок. Кто-то, как водится, забыл/потерял паспорт, но на эти мелочи внимания мы не обращаем, всех знаем в лицо. Управились за час.

Бюджетники тоже организованно прошли в два потока: с утра - педагоги, под вечер – администрация. Коммунальщики со смены заходили проголосовать, их контора через дорогу, так что ни один не улизнул. Те, что дежурили в котельной – тех оприходовали в субботу, когда они сменились. Участковый и три его подчиненных, что должны были нас поочередно «охранять» – все проголосовали в пятницу.

Явка уже к концу первого дня достигла 79%. В субботу после обеда глава поселения лично обзвонил всех пенсов, что еще не исполнили номер, и потребовал незамедлительной явки. На воскресенье не обслуженными остались всего 11 человек (неходячие больные и алкаши). Ко всем пришли на дом, оформили, как выездное. У одного «уклониста» устроили дома засаду – он, засранец, уехал на рыбалку к брату еще в пятницу и завис там. Глава звонил ему трижды. Тот приперся в 16 часов. Это был последний избиратель. После этого мы неспешно произвели подсчет, оформили протокол передним часом и перешли к самой приятной составляющей выборов – банкету.

Результаты: Путин – 91%, Харитонов – почти 8% (земляк наш, поэтому и результат феноменально высокий), всего по одному бюллетеню были за Слуцкого и Даванкова. Испорчены три бюллетеня, но мы их посчитали за понятно кого, в результате чего победителю засчитали уже 92%.

Наблюдателей у нас не было. Обещали прислать из областного центра двух от КПРФ, мы и стол праздничный готовили в расчете на них, но они не явились. Были б наблюдатели – ничего страшного, в прошлые года были наблюдатели – мирно сидели, права не качали, в процесс не лезли, выпивали-закусывали вместе с нами, получали протокол и уезжали.
***

Первый раз наблюдателем я был в 2001 г. на региональном референдуме. Ну да, примерно так все и происходило – явка по многим деревням была 100%, средняя по районам – 90+%. Нарушений было много, но не шибко серьезных – по двое в кабинку заходили, приходили без паспорта, на выездном голосовании урна была не опечатана и тому подобные огрехи. После подсчета председатели УИКов, нисколько не стесняясь наблюдателей, отзванивались в УИК, докладывали результаты и, только получив одобрение, заполняли итоговый протокол.

ПРИМЕР 1. Областной центр. А вот как проходили выборы в городе-миллионнике. Переписку с информатором оформил в виде интервью.

- Ты давно в деле?
Я уже вторые выборы работаю членом избирательной комиссии с правом решающего голоса. Несмотря на то, что юридически не имею на это права. Но на вышестоящей избирательной комиссии было решено закрыть глаза на это. Потому что я свой.

- В первые два дня действительно была феноменальная явка?
Не считал. По ощущению в пятницу шло поменьше,  в субботу побольше. В воскресенье с утра внезапно толпа пришла. Но к полудню рассосалась.

- «Полдень против Путина» у вас состоялся?
- Нет, полная тишина.

- Какие нарушения были в процессе голосования?
- В процессе – никаких.

- Вбросы, карусели, подвоз голосующих автобусами? Вскрывались ли урны перед последним днем, чтобы «подкорректировать» результат путем подмены бюллетеней?
- Да зачем все эти сложности? Итоговый протокол просто нарисован. Проголосовало человек 500-700. Написано - 1600. Испорченных бюллетеней было 20 (один из них – мой), написали в протоколе, что – 0.

- Сколько было голосов за хуйло?
- Да их разве кто-то считал? Разложили бюллетени по стопочкам. Визуально за царя-батюшку было больше половины. После того перешли к составлению итогового протокола. Наверное, он даже заранее был составлен в соответствии со спущенными сверху цифрами. Я вышел на улицу покурить, вернулся – все уже готово и отправлено. Там даже подписи моей нет, поставили закорючку за меня, потому что подумали, что я уже домой ушел.

- Наблюдатели были?
- Да, были. От общественной палаты. Свои в доску. Те же, что и в прошлый раз. Ушли еще до начала «подсчета голосов».

- А если бы были настоящие наблюдатели?
- Откуда они возьмутся-то? На некоторых участках трепыхались принципиальные наблюдатели от КПРФ. Но это капля в море. Их не хватает. КПРФ не заинтересована в том. чтобы ссориться с властью. Они сами и есть власть. КПРФ платит наблюдателю 1000 руб. Кто будет за такие деньги сидеть на участке 3 дня, да еще предъявлять за нарушения? Можно просто принести протокол в обком, и тебе дадут 1000 р.

- Ну а если попадется какой-нибудь идейный и принципиальный борец?
- Ноу проблем! Из избиркома позвонят в коммунистический обком и там тут же аннулируют удостоверение наблюдателя, если тот не угодит главе конкретного УИКа. На крайний случай менты его выведут. Система отработана до идеала, в ней нет уязвимых мест. Везде двойная и тройная защита от любого вида угроз.

Кстати, в мой функционал как раз и входит взаимодействие с наблюдателями. Если кто-то усматривает нарушение – моя задача сделать так, чтобы не было ни нарушения, ни жалобы. Чтоб все были довольны. Мне хочется увидеть настоящих зубастых наблюдателей – таких, каким я сам был много лет назад. Так интереснее работать. Но если их нет – это не моя проблема, а проблема гражданского общества, которое не пытается/не хочет отстаивать свои интересы. Может, и интересов у него нет. Или нет самого гражданского общества?

- Тогда возникает вопрос морального характера: зачем сотрудничать с системой, которая есть очевидное зло?
- На президентских выборах нет ни зла, ни добра. Здесь не сталкиваются ничьи интересы, никого не надо защищать. Это просто унылая формальность. Всем абсолютно насрать, включая избирателей.

А вот на местных выборах состав УИКов имеет важное значение. Если я, допустим, представляю партию, то защищаю кандидатов от нашей партии и дружественных ей. Поэтому в горсовет выборы проходят относительно честно. По крайней мере, в рамках джентльменских договоренностей. Зная, что сфальсифицировать результаты не удастся, основные игроки стараются заранее, еще на стадии выдвижения, мирно поделить поляну. Есть «договорные» округа, где без противодействия идет кандидат от власти или от оппозиции, а есть округа, где заранее согласовано, что там будут считать честно. На них обычно уговаривают идти всяких городских сумасшедших, «самоходов» и «независек». Порой их регистрируют, даже если есть формальная причина отказать, до..бавшись до запятой.

- Если ты попрешь против системы даже на местных выборах, не проще ли тебя просто зачистить, заменив лояльным?
- Зачем? Руководству региона не нужен внутренний срач, конфликты, скандалы, тем более публичные. Я ж говорю, что здесь отношения строятся на джентльменских договоренностях. Я – гарант выполнения этих договоренностей на конкретном УИКе. Это раз.

А два – у нас тут, как говорится, своя атмосфера. Вся комиссия – одна большая дружная семья, не первый год вместе. В гости друг к другу ездим на дачу шашлыки жарить. Так что я не жду подляны от председателя, а он не ждет, что я стану его подставлять. И уж точно он не будет заставлять меня подписывать «рисованный» протокол, если это против моей воли. Пусть там, наверху разруливают спорные вопросы. Если они не договорятся, значит мы в УИКе включаем режим «работаем строго по закону». Мы люди маленькие, нам делить нечего и уголовку за фабрикацию итогов выборов никто схлопотать не хочет.

- То есть на президентских выборах никто уголовки не боится?
- Так тебе ли не знать – нет никаких президентских выборов. И не было на моей памяти.

***

Ну, вот как-то так выглядит настоящая действительность. А то, что живописует Кац в своем видео-бредогенраторе – розовая виртуальная реальность для инфантилов, живущих на радуге. Даванков у него там «антивоенный кандидат» и «лягушка, которую мы сделаем слоном, если дружно подуем в соломинку». Ржунимагу. Пока что он только легитимность Пыньке надул.

https://kungurov.livejournal.com/354473.html

СМИ сетевое издание RASHKOSTAN.COM зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации №35 от 05.11.2017 г. Все имена и события вымышлены, любые совпадения случайны. Вся представленная информация является оценочным суждением, носит исключительно ознакомительный характер и не является руководством или призывом к действию.
О блокировках | Редакция: Email / Telegram | GPG key

Powered by Laravel 11.10.0 (PHP 8.3.8)